Термин «фашизм» сейчас стал очень популярным в обиходе – как в политическом и журналистском, так и в обывательском и дискуссионном. Иногда даже складывается ощущение, что фашизм реально поселился в мире, раз его так часто поминают. И, думается, это ощущение недалеко от реальности.

Украинские события, когда власть в стране попала в руки правых и ультраправых, показали, что массы имеют смутное представление о фашизме. Притом рассматриваемый термин прочно поселился в злободневной «обвинительно-обличительной» лексике и украинцев (в основном по отношению к российской власти), и россиян (в основном по отношению к «евромайданному» перевороту). Но сколько ни говори, халва во рту слаще не станет, и сколько ни плюйся словом «фашист», ясности в этом вопросе не появится. И, в итоге, мы имеем девальвированное понятие, которое просто перешло в разряд ругательных, не неся в себе никакого смысла.


Девальвация изначально политического термина, рожденного в Италии и принятого многими родственными итальянскому правому экстремизму движениями, конечно, произошла не сегодня и не здесь. И одной из причин этого, как ни парадоксально звучит, была победа над двумя основными фашистскими государствами в 1945 году, что казалось достаточным для того, чтобы эта идеология если и не канула в Лету, то маргинализировалась бы до не имеющей сколь-нибудь реальную силу. Видимо, поэтому последующие рецидивы появления фашистской власти в Чили или Израиле1 не воспринимались как прямая угроза всему миру.


Для того чтобы понять, почему так произошло, надо сначала понять, что же такое фашизм, что имеет право называться этим словом.


Но вот тут мы сталкиваемся с большой проблемой. Как оказывается, до сих пор не существует точного определения, что же такое фашизм. Мы можем найти в энциклопедиях, справочниках и словарях более-менее общепринятые толкования капитализма, коммунизма, социализма, монархизма, феодализма, милитаризма, демократии, национализма, шовинизма2… С фашизмом же сложнее.


Первое, на что обращается внимание, - это то, что в буржуазных изданиях практически отсутствует одна из важнейших характеристик фашизма – его оголтелый антикоммунизм. Красной же нитью в этих энциклопедиях проходит сомнительное описание «краеугольного камня» рассматриваемой идеологии, которая строится на «презрении к избирательной демократии, политическому и культурному либерализму»3. И это притом, что западные исследователи этого ультраправого течения практически единогласно указывают на то, что фашизм построен, в том числе на враждебном отношении к коммунистическому движению. Да и в трудах «теоретиков» фашизма антимарксизму и антикоммунизму уделяется довольно много места. Но буржуазные составители справочной литературы этого словно не замечают.


Впрочем, есть изъяны в толковании фашизма и в противоположном лагере. Так, в советских изданиях за описательную основу взяты слова Г.Димитрова, которые он сказал в 1935 году на VII конгрессе Коминтерна (они являются более емким изложением тезисов, принятых в 1933 году XIII пленумом Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала): «Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала. Фашизм – это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».


Казалось бы, все верно сказано, но это не может служить всеобъемлющим объяснением явления. К сожалению, советский агитпроп цепко ухватился за эту цитату (ее даже использовали в Программе КПСС), и с изменениями и дополнениями она вошла в Большую Советскую энциклопедию: «Фашизм - политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии. Ф. у власти – террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя. Важнейшие отличительные черты Ф. – применение крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан, разветвленные связи с достаточно значительной частью населения, не относящейся к правящим классам, способность путём националистической и социальной демагогии мобилизовать и политически активизировать её в интересах эксплуататорского строя (массовая база Ф. – по преимуществу средние слои капиталистического общества). Внешняя политика Ф. – политика империалистических захватов».


Но насколько достаточны эти отличительные черты? Мне кажется, недостаточны. Поэтому давайте соединим буржуазный и советский взгляды.


«Крайние формы насилия, террор, подавление рабочего класса, шовинизм, расизм, национализм, государственно-монополистическое регулирование экономики, контроль над общественной и личной жизнью, империализм, антилиберализм, отрицание избирательной демократии, социальная иерархия, власть элит, все во благо нации, корпоративизм, вождизм, антикоммунизм».


Не кажется ли вам, что тут слишком много всего и все это ни о чем не говорит? Словно не хватает каких-то важных, скрепляющих этот набор терминов, элементов. А все эти термины, если из них, например, вычесть всего пару-тройку (антилиберализм, регулирование экономики и вождизм), как-то подозрительно похожи на описание, например, идеологии США образца 1950-х годов4.


На то, что с точным описанием фашизма существует проблема, в начале 1980-х годов обратил внимание историк из ГДР Вольфганг Виперман. И не только с описанием этой идеологии, но и теорией оной. «Существующие теории фашизма могут, как правило, объяснить лишь отдельные проблемы, касающиеся развития отдельных фашистских движений. Это относится к теориям, где фашизм описывается как агент или союзник капиталистических слоев, а также к тезисам, по которым фашизм является партией мелкой буржуазии, неизбежным результатом специфического развития национальной истории, следствием определенной стадии модернизации страны, результатом определенного социально психологического импульса, продуктом культурного и морального распада, специфической формой господства одного человека или формой проявления тоталитаризма»5.


За прошедшие тридцать лет ситуация практически никак не поменялась. Более того, с уничижением марксистских разработок сути фашизма на этом поле осталась лишь либеральная трактовка, которая, как показывает практика, страдает определенной однобокостью и тенденциозностью. В итоге, определение фашизма и его теории были втиснуты в рамки «чистого» антидемократизма, представляя его лишь жестким антиподом либерального капитализма и опуская его антикоммунистическую природу. Такой подход удобен для цементирования концепции, которая появилась после Второй мировой войны, где фашизм без зазрения совести ставится на одну полочку с коммунистической идеологией. И именно эта концепция так или иначе царит в умах современных россиян. Хотя в последнее время власти РФ выступают с критикой такого подхода, но вовсе не из-за того что вдруг В.В.Путин полюбил коммунистическую Россию, а лишь из определенных интересов6.


Итак, мы знаем, что практически ничего не знаем о фашизме в смысле его точного определения. И этому есть причина, которую в 1935 году хорошо подметил итальянский коммунист Пальмиро Тольятти: «Ничто так не похоже на хамелеона, как фашистская идеология»7. Вот от этого, как мне кажется, самого точного, несмотря на свою афористичность, определения фашизма мы и будем отталкиваться.


 

Примечания

1. Моя точка зрения на Израиль, как на фашистское государство, может подвергнуться критике, но факты все-таки говорят о том, что идеологически и практически еврейское государство было основано и существует по сей день на принципах мало отличающихся от принципов итальянского фашизма и германского национал-социализма. Нельзя забывать, что такие организации как «Иргун» и «Лахи», сыгравшие одни из главных ролей в создании Израиля, имели идеологию, основанную на идеях итальянского фашизма. Впоследствии члены этих организаций вошли в состав Израильской армии освобождения, а их лидеры обосновались во властных органах.
2. Обращу внимание, что толкования в определенной мере зависят от политической и идеологической ориентации авторов справочников или стран, где издавалась или издается подобная литература. Но, например, у термина «капитализм», несмотря на различные подходы, найдется общий знаменатель – «экономическая система, в которой средства производства принадлежат частным собственникам». Особняком стоят справочники, которые самостоятельно создают фашиствующие маргиналы, что тоже является одной из черт фашизма. Как пример: «Капитализм - форма порчи денег ростовщичеством, превращение денег в капитал, вымогающий процент, религия дегенеративных денег» (русская энциклопедия «Традиция»). В глаза бросается полное отсутствие какого-либо научного подхода, зато наличествует некое «примитивное» представление о явлении со специфическим окрасом.
3. «…contempt for electoral democracy and political and cultural liberalism» См. Encyclopedia Britannica.
4. Кстати, для тех, кто все еще пытается сравнить социалистический Советский Союз с фашистскими государствами, предлагаю изъять так же пару-тройку ненужных терминов, чтобы получился СССР хоть в какой-нибудь период времени. Попытались? Вышло? Думаю, вышло, но при условии изъятия почти трети из приведенного в приблизительном описании фашизма. Так насколько «светоч демократии» Соединенные Штаты ближе к фашизму, чем «тоталитарные» Советы?
5. В.Випперман «Европейский фашизм в сравнении: 1922-1982».
6. Интересы эти находятся в плоскости т.н. правопреемничества. В 1992 году РФ выступила правопреемником СССР в финансовых и юридических моментах. С годами бывшие советские республики и бывшие соцстраны начали педалировать тему «ответственности СССР за…». Список ответственностей с каждым разом становился все больше и больше, а так как РФ есть правопреемник, то начались антироссийские спекуляции, которые привели к тому, что российским властям пришлось встать в защитную позицию. В итоге получился парадокс, когда антикоммунистам приходится отстаивать советские позиции.
7. П.Тольятти «Лекции о фашизме».

 

Вступление / Глава 2

sophie howard boobs Amanda Sagaz nude big boobs stockings huge tit group sex classic big boob porn xxxdata.net xxxpornbase.net molly cavalli big tits