Казалось бы, идеи российского фашизма должны были забыться вместе с поражением милитаристской коалиции, которой заправляли фашистская Италия и национал-социалистическая Германия. Вообще, весь мир должен был бы очиститься от малейшего присутствия в нем фашистской доктрины. Но так не вышло.

В первую очередь над сохранением фашизма хорошо потрудились буржуазные страны во главе с «символом демократии» США. Достаточно вспомнить, что Португалия, где в довоенное и послевоенное время, вплоть до 1970-х, царила диктатура фашистского типа, не вызывала никакого гнева со стороны бывших «борцов против фашизма» и «поборников демократии во всем мире». Напротив, эта страна оказалась в числе основательниц НАТО. А в 1950 году фашистская Португалия стала получать экономическую помощь по линии т.н. «плана Маршалла». Чуть позже американские финансы были направлены и на поддержку экономики франкистской Испании, где тоже не было и намека на демократию, зато антикоммунизма было хоть отбавляй. Тем самым «либеральный капитализм» всячески оберегал легитимность и состоятельность своего родственника, которого зовут «фашизм». Хотя лишь вчера они, казалось бы, были врагами. На самом же деле это была та самая пресловутая «борьба нанайских мальчиков». Пусть и с кровью.


Причем же тут российский фашизм? А притом, что сохранением, распространением и популяризацией маргинальных идей белоэмиграции плотно занимались те же западные государства. В частности спецслужбы США, Великобритании и Западной Германии. Не малую толику в это дело вложили и лично Конгресс с Госдепом США. Попутно, конечно, не забывали и о фашистах украинских, прибалтийских, северокавказских и кавказских.
Так, созданное Госдепом США в 1948 году Управление по политической координации (Office of Policy Coordination - OPC) первым своим делом начало исследовать возможность объединения всех антикоммунистических белоэмигрантских организаций в одно целое. При этом особое внимание уделялось русским фашистам (бывшим и современным), власовцам и тем, кто так или иначе сотрудничал с германским нацизмом. Наработки OPC впоследствии легли в основу проекта QKACTIVE в рамках которого появилось «Радио «Освобождение»» (изначально это была отдельная русская редакция радиостанции «Свобода»/«Свободная Европа»). Кроме того, с помощью OPC, которое стало подразделением ЦРУ, например, один лишь НТС22 за год печатал около 20 миллионов экземпляров агитпродукции для заброса ее в СССР. В общем, первое послевоенное десятилетие было золотым временем для «бывших фашистов», которые бывшими, в принципе, и не бывают.


Главным же итогом недолгого, но активного сотрудничества западных спецслужб с русскими фашистскими и околофашистскими организациями стало то, чего последние не смогли сделать до войны – распространение антикоммунистической продукции и фашистских идей на территории СССР. Притом в силу обстоятельств главным потребителем и переваривателем рассматриваемой идеологии стала т.н. творческая интеллигенция, эти «властители дум». Именно через их руки и глаза в основном проходили тексты «философов» типа Солоневича23 и Ильина24, которых сейчас стыдливо называют «консервативными мыслителями», хотя на деле они были и есть идеологи фашизма в русской модификации, а потом и их последователя Солженицына. Давайте и мы немного почитаем этих граждан.


Солоневич писал: «Все те идеи, которые сейчас реализуют итальянский фашизм и германский национал-социализм, - все они - русские идеи…
Так зачем же нам называть не нашим словом наши же собственные тысячелетние идеи, только позаимствованные иностранцами?
Нам нужно найти здесь свою собственную, эгоистически русскую точку зрения. И по мере нашей возможности - толковую точку зрения. Гитлеровская точка зрения на евреев, как мне кажется, очень хороша для Германии. Защищая свою страну от надвигавшейся революции, Гитлер обязан был сжать еврейство в железные тиски. Мы должны были сделать это перед революцией. Но мы не сумели ни зажать, ни защитить…
Насчет фашизма мы запоздали очень сильно…»25.


Характерно, что Солоневич так или иначе благожелательно поминал фашизм до 1941 года, ну а в послевоенные годы он, как и многие антикоммунисты, стал ставить модный знак равенства, который активно пропагандировали спецслужбы капиталистических стран, между гитлеровской Германией и Советским Союзом натужно показывая, как он презирает и то, и другое. Его коллега И.Ильин в этом случае оказался более последовательным фашистом. Почитаем его довоенные и послевоенные мысли о «великолепном фашизме».

 

До войны Ильин писал: «Европа не понимает национал-социалистического движения. Не понимает и боится. И от страха не понимает еще больше. И чем больше не понимает, тем больше верит всем отрицательным слухам, всем россказням «очевидцев», всем пугающим предсказателям…
Я отказываюсь судить о движении германского национал-социализма по тем эксцессам борьбы, отдельным столкновениям или временным преувеличениям, которые выдвигаются и подчеркиваются его врагами…
Реакция на большевизм должна была прийти. И она пришла. Если бы она не пришла, и Германия соскользнула бы в обрыв, то процесс общеевропейской большевизации пошел бы полным ходом…
Этот «новый дух» имеет и отрицательные определения и положительные. Он непримирим по отношению к марксизму, интернационализму и пораженческому бесчестию, классовой травле и реакционной классовой привилегированности, к публичной продажности, взяточничеству и растратам…
«Новый дух» национал-социализма имеет, конечно, и положительные определения: патриотизм, вера в самобытность германского народа и силу германского гения, чувство чести, готовность к жертвенному служению (фашистское «sacrificio»), дисциплина, социальная справедливость и внеклассовое, братски-всенародное единение… »26.


После войны Ильин писал: «Фашизм есть явление сложное, многостороннее и, исторически говоря, далеко еще не изжитое. В нем есть здоровое и больное, старое и новое, государственно-охранительное и разрушительное...
…фашизм был прав, поскольку исходил из здорового национально-патриотического чувства, без которого ни один народ не может ни утвердить своего существования, ни создать свою культуру…
Однако наряду с этим фашизм совершил целый ряд глубоких и серьезных ошибок, которые определили его политическую и историческую физиономию и придали самому названию его ту одиозную окраску, которую не устают подчеркивать его враги. Поэтому для будущих социальных и политических движений подобного рода надо избирать другое наименование...
Франко и Салазар поняли это и стараются избежать указанных ошибок. Они не называют своего режима «фашистским». Будем надеяться, что и русские патриоты продумают ошибки фашизма и национал-социализма до конца и не повторят их»27.


Итак, Иван Ильин даже после войны, которая показала, что «отрицательные слухи» о национал-социализме (и фашизме в общем), имели под собой очень большие основания, остался верен фашизму и даже занялся работой над ошибками, которую годы спустя с благодарностью примет и использует один полковник в отставке.


 

Примечания

22. Народно-Трудовой Союз российских солидаристов – белоэмигрантская профашистская организация. В основе идеологии лежат корпоративизм и солидаризм.
23. Солоневич Иван Лукьянович – монархист, участник белогвардейского движения. В 1934 году бежал из СССР. Сотрудничал с РОВС и Русским национал-социалистическим движением (РНСД).
24. Ильин Иван Александрович – публицист. До революции тяготел к Конституционно-демократической партии. После высылки из РСФСР стал активным деятелем белого движения русской эмиграции. Был одним из идеологов РОВС. В 1930-е годы Ильин был открытым сторонником фашизма. В послевоенное время продолжал разрабатывать идеологию «русского фашизма» (избегая употребления термина «фашизм») одновременно критикуя ошибки Муссолини и Гитлера.
25. И.Л. Солоневич "Белая Империя, статьи 1936-1940".
26. И.А.Ильин «Национал-социализм. Новый дух. I». 1933 год.
27. И.А. Ильин «О фашизме». 1948 год.

 

Глава 3 / Глава 5

beautiful busty blonde black amateur tits very little tits big tits fondled kim boob job beautiful women big tits porn-spider.com small tits lesbian