О том, что в послесоветской России появился фашизм, писать и говорить начали с начала 1990-х годов. И главными подозреваемыми носителями этой идеологии, само собой, называли самых крикливых и эпатажных, таких как разнообразные организации под названием «Память», баркашовское РНЕ, ЛДПР Жириновского и т.п.

Они очень хорошо вписывались в заданный трафаретный образ фашиста: шумят, угрожают, источают шовинизм, у некоторых есть военизированные формирования, толкают антисемитские лозунги. Было ощущение, что этих субъектов словно специально придумали, наделив их характерными чертами. Конечно, скорее всего, их никто не придумывал, но право свободного и законного существования им дали. Как и дали право участвовать в политике на общих основаниях, чем они и воспользовались, кто успешно, а кто не очень, выдвигая свои кандидатуры на выборах разных уровней.


В принципе, после 1991 года в России на политическом поле наблюдается полное отсутствие мало-мальски значимых движений левого толка. И не только коммунистических, но и социал-демократических. В итоге, так называемая большая политика в современной России является полностью правой. Такое положение вещей сложилось вследствие безумного информационно-идеологического антикоммунистического террора, который на протяжении нескольких лет активно вели и ведут до сих пор либералы, демократы, национал-патриоты, олигархия и власть. Организация, которая именует себя Коммунистической партией РФ, не имеет никакого отношения к коммунистам, а есть обыкновенная национал-патриотическая партия, спекулирующая на левых идеях, притом постоянно извращая и искажая их. Чтобы больше не возвращаться к протофашисту Зюганову и его КПРФ, просто процитирую фрагменты из зюгановского доклада II съезду Народно-патриотического союза России, который состоялся в 1998 году:
«…донести до каждого россиянина Национальную идею — рожденную нашими предками во глубине веков, выстраданную в борьбе и лишениях, отшлифованную временем и опытом десятков поколений. Сердцевину ее составляют высокие, святые для нашего народа идеалы Духовности, Справедливости, Державности, Народовластия и Патриотизма…
Строительство Великой России, которое неизбежно начнется после провала либерального реванша, немыслимо без достижения прочного гражданского мира, без Общественного Договора…
Мы уберем следы пограничных столбов, разгладим зазубрины и заусенцы границ. Великие пространства Великого Евразийского Союза продолжат свою нераздельную жизнь…»


Не зная, чья это речь, можно приписать все эти слова и неоевразийцу Дугину, и Путину, и патриарху Кириллу. И, думаю, не лишним будет отметить, что приверженцы «евразийства» в 1920-30-е годы в основном были поклонниками фашизма.


Можно сказать, что основные политические движения к началу 2000-х годов пришли к общему знаменателю в своих концепциях и программах – отрицание социализма (в прямой или закамуфлированной форме), принятие капитализма как удобной и желательной формации, империализм (в том числе и в форме евразийства), солидаризация общества (или общественный договор). Организации и партии, которые так или иначе не вписывались в эту концепцию, начали потихоньку маргинализироваться или вытесняться на периферию политической жизни, например, как это произошло с «Яблоком». Этот процесс ускорился с появлением на президентском посту РФ Владимира Путина.


Интересно, что Путина начали подозревать в приверженстве к фашизму почти с самого первого дня его появления на большой политической сцене. Он еще не сделал ничего, он еще не выдвинул никаких программ и проектов, он еще вызывал вопрос: «А кто это?», но оценочные суждения уже начали появляться. Не спешили ли так называемые аналитики и политологи в этом случае? И вообще, с чего вдруг появились подозрения, что Путин – это фашист?


В конце 1999 года Александр Тарасов29 в своей статье «Бритоголовые. Новая протофашистская молодежная субкультура в России», говоря об укреплении фашистских течений в России, писал: «Не случайно все праворадикальные издания начиная с осени 1999 г. в один голос горделиво хвастаются тем, что премьер-министр Путин говорит теперь то же самое, что они писали 2, 3 или 5 лет назад!...».


Может, на самом деле Владимир Путин вдруг стал выразителем идей радикалов? Или просто произошло совпадение и стечение обстоятельств, и новоиспеченный премьер-министр просто озвучил витавшие в воздухе настроения? Для того чтобы хоть немного разобраться в этом, давайте изучим взгляды Путина, которые он так или иначе озвучивал публично в разное время еще до своего президентства.


1991 год: «Был период времени в моей жизни, когда я с интересом относился к марксизму—ленинизму, много читал, находил это чтиво интересным, логичным часто. Но по мере взросления для меня становилось более и более очевидной истина, что все это красивая и вредная сказка. Вредная, потому что осуществление или попытка проведения ее в жизнь в нашей стране нанесла последней огромный ущерб.
Деятели октября 1917 года заложили мину замедленного действия под здание унитарного государства, которое называлось Россия. Они разбили наше отечество на отдельные княжества, которые раньше на карте земного шара не фигурировали вообще, наделили эти княжества правительствами и парламентами. Это с одной стороны. А с другой стороны они уничтожили то, что стягивает и сплачивает народы цивилизованных стран, а именно уничтожили рыночные отношения, уничтожили зарождающийся капитализм…»30.


1999 год: «…я думаю, что для России с ее традициями и с ее государственным устройством такая форма правления (назначение губернаторов областей) и такое выстраивание исполнительной вертикали пошли бы на пользу…»31.
«…почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации…
Каждая страна, в том числе и Россия, обязана искать свой путь обновления. Мы пока не очень преуспели в этом. Свою дорогу, свою модель преобразований мы начали нащупывать только в последние год-два. Мы сможем рассчитывать на достойное будущее, только если сумеем универсальные принципы рыночной экономики и демократии органически соединить с реальностями России.
Люди дорожат тем, что могут иметь собственность, заниматься предпринимательством, создавать состояние. И этот перечень можно продолжить.
Другая опорная точка консолидации российского общества - то, что можно назвать исконными, традиционными ценностями россиян.
Патриотизм. Державность. Государственичество. Социальная солидарность.
Мне представляется, что новая российская идея родится как сплав, как органичное соединение универсальных, общечеловеческих ценностей с исконными российскими ценностями, выдержавшими испытание временем…»32.


Итак, что же можно понять о взглядах Путина из этих цитат? Первое, что они антисоветские и соответственно антикоммунистические. Второе, что рыночная экономика и капитализм для бывшего члена КПСС есть нечто, на чем держится мир. Третье – он империалист. Четвертое – ведая того или нет, но в 1999 году Путин пока контурно озвучил концепции (в части административно-технического управления государством и социальной справедливости) португальского диктатора Салазара33 и идеолога русского фашизма Ивана Ильина. Позже эти концепции, а также идеи других фашистов и протофашистов, будут не только смелее озвучиваться, но и частично воплощаться в жизнь.


Пока трудно сказать, в какой период своей чиновничей карьеры Владимир Путин ознакомился с фашистской идеологией, об этом лишь через годы смогут рассказать историки, но то, что он хорошо с ней знаком, чувствуется не только по прямому цитированию им И.Ильина, но и по тем шагам и действиям, которые он совершает. Притом по завету того же Ильина, Путин, как хороший ученик, старается избегать ошибок своих фашистских предшественников. Хотя это не мешает ему иногда переходить на тон, свойственный Муссолини или Гитлеру. Впрочем, это обычно бывает мимолетно, хотя и довольно экспрессивно.
2000 год: «Стоило только России ослабнуть, стоило только показать хоть малейшие элементы слабости, сразу же появлялась разная нечисть, которая пыталась добить нашу страну, растерзать её на куски, поставить на колени. Этого не удалось сделать никому. Это и не удастся никому сделать, потому что всегда на пути этой нечисти вставали простые русские люди…»34.


Можно предположить, что подобными речами Путин зондировал почву, насколько он может быть жестким в своих заявлениях и насколько его линия и его идеи найдут поддержку в дезориентированном народе. А почва на рубеже веков была благодатная. Здесь стоит вспомнить слова исследователя фашизма Александра Галкина, что «фашизм сумел прийти к власти (или, во всяком случае, быть близким к власти) в тех странах, где наряду с глубоким социальным недовольством существовало еще массовое чувство оскорбленного национального достоинства». В России в конце 1990-х было и социальное недовольство, и чувство оскорбленного национального достоинства. И любой олигарх и капиталист в такой критический для себя момент сделает правильный выбор и вольно или невольно поддержит ту идеологию, которая спасет его от неприятной перспективы классовой борьбы, когда массы вдруг вспомнят клич «Бей буржуев!». И эту идеологию вполне конкретно предложил Путин: «Патриотизм. Державность. Государственичество. Социальная солидарность» в купе с развитием капиталистических отношений и рыночной экономики. Добавим к этому уже упоминавшийся антикоммунизм и ввод в широкую общественную и государственную жизнь Русской Православной церкви.


«Кроме свободы вероисповедания, важным основоположением является тесное сотрудничество Церкви и государства», - писал в 1939 году орган Российского Фашистского Союза-Российского Национального Фронта газета «Нация» издававшаяся в Харбине.


Думается, тесное, даже теснейшее сотрудничество, РПЦ и государственного аппарата в современной России видно невооруженным взглядом любому. И здесь уместно процитировать слова Путина, которые он произнес в феврале 2013 года на встрече с участниками Архиерейского собора: «Сохраняя, безусловно, светский характер нашего государства, не допуская огосударствления церковной жизни, мы должны уйти от вульгарного, примитивного понимания светскости.
Русская православная церковь, другие традиционные религии должны получить все возможности для полноценного служения в таких важнейших сферах, как поддержка семьи и материнства, воспитание и образование детей, молодёжная политика, решение социальных проблем, которых у нас ещё очень и очень много, укрепление патриотического духа Вооружённых Сил Российской Федерации»


К этим программным словам, которые по сути закрепляют сложившийся с непосредственным участием Путина статус-кво, президент РФ шел целых 13 лет, не изменяя своей привычке делать все расторопно, методично и последовательно в плане идеологии.


Так, за время путинского правления такие персоны, как Столыпин, Колчак, Каппель заняли очень почетные места в истории страны. В честь первого даже медаль учредили. Притом дело возвеличивания этих людей начинали либералы ельцинской поры. Что же в этом фашистского? Ничего, да вот только русские фашисты 1930-х годов считали всех троих своими легендарными символами. Так, в честь Столыпина назывались фашистские учебные заведения, писались книги, как например, «Столыпин – первый русский фашист», о Каппеле писались опусы, где он представал как Рыцарь Белой Мечты, ну и про Колчака слагались даже песни, которые русские фашисты, видимо, распевали в своем широком кругу. На этом, само собой, параллели не заканчиваются.


«Слава России!». Этот клич стал официальным у русских фашистов 1930-х годов, он же широко используется современными российскими фашистами и околофашистами с конца 1980-х.


9 мая 2004 года Президент РФ Владимир Путин, который намедни вступил в свою высокую должность во второй раз, этим кличем завершил свою речь в честь празднования Дня Победы. Кстати, в этой речи он ни разу не упомянул, ни СССР, ни советский народ. Кроме того, тогда впервые была сделана скромная попытка отодвинуть на задний план мавзолей Ленина, как символ «ненавистного коммунистического прошлого». Сначала это были редкие флагштоки с разноцветными флажками, а впоследствии начали устанавливать ширмы, чтобы с глаз долой и из сердца вон.


В 1939 году лидер Всероссийской фашистской партии Константин Родзаевский опубликовал свои мысли о том, как нужно строить фашистское Российское государство. В частности он писал: «Фашизм не класс, не партия, а всенародное движение… …фашизм идет к партии, от партии - к движению, от движения – к государству… Через Российский Национальный Фронт - … к Новой Национально-Трудовой России, к России Двухглавого Орла и корпораций, Русского исторического прошлого и фашизма, - к государственному оплоту Российской Нации на ее Российской земле. Слава России!»


Как это похоже на современное Российское государство, не правда ли? Путин для утверждения своей власти начал с партии «Единая Россия» (белогвардейское, вообще-то, название, вспомним одноименный бронепоезд у Деникина), а партия «Единая Россия» начала трансформацию в надпартийное движение «Общероссийский Народный Фронт» (ОРНФ или РНФ, что почему-то очень похоже на фашистскую идею надпартийного Российского Национального Фронта). Совпадение? Очень может быть, но можно ли верить в такие совпадения, где столько мелочей схожи?


И может ли быть совпадением то, что по инициативе В.В.Путина в 2005 году в РФ привезли прах идеолога русского фашизма Ивана Ильина, а в МГУ были переданы архивы этого малоизвестного философа? То есть в страну, которая «победила фашизм» совершенно легально и с почетом завезли труп фашиста и его фашистские труды.


Дьявол кроется в мелочах. Надо только собрать все мелочи и соединить их. И если мы скрупулезно начнем это делать с идеологией, которую степенно и планомерно навязывает России ее нынешний национальный лидер, то окажется, что мы держим в руках тот самый конструктор «Собери фашизм», о котором я писал выше. И в принципе, ничего в этом из ряда вон выходящего нет…


 

Примечания

29. Тарасов Александр Николаевич – политолог, публицист, философ левого толка.
30. Из интервью председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга В.Путина Игорю Шахдану зимой 1991 года.
31. Из выступления и.о. председателя правительства В.Путина перед Госдумой 16 августа 1999 года.
32. Из статьи председателя правительства В.Путина «На рубеже тысячелетий» 29 декабря 1999 года.
33. Салазар Антониу ди Оливейра – португальский националист. С 1932 по 1968 год правил Португалией, где создал т.н. «Новое государство» фашистского типа, в основу которого легли модернизированные идеи Муссолини и Гитлера. Во время Второй мировой войны Салазар объявил нейтралитет Португалии, но сотрудничал с Великобританией и США.
34. Из выступления и.о. президента В.Путина 28 января 2000 года.

 

Глава 5 / Заключение

Erica Campbell nude porn-spider.com girl boobs video monster tits pictures xxxdata.net huge tit lesbian movies perky tit xxxdata.net